«Простые лайфхаки от Иисуса». Список книг must-read от беларуских интеллектуалов

Культ • Ирина Михно
Сначала многие беларусы перешли с обычных книг на электронные, а теперь – и вовсе многие предпочитают литературе подкасты. Но есть еще в стране читающие: KYKY обратился к деловым людям, которых без лишней лести можно причислить к числу интеллектуалов, и выяснил, какое чтиво они считают полезным. В подборке оказались и Библия, и произведения о психопатах.

Опытный проектный менеджер Сергей Лавриненко и творчество Виктора Франкла и мемуаристика

«Книжек я читал в своей жизни много, но в последнее время читаю редко. В современном мире меняются стандарты потребления информации: моим основным источником потребления знания на сегодня стали подкасты и записи лекций. Но прочитанные книги из моей жизни никуда уже не денутся. Говоря о предпочтениях, могу сказать, что есть два жанра, которых я практически не читаю: художественная и бизнес-литература. Мой любимый жанр – мемуаристика, историческая литература и аналитика. Читая воспоминания разных людей об одном и том же событии, складывая в голове пасьянс из различных обстоятельств, ты неизменно вынужден думать, анализировать, взвешивать. Реальная история богаче и интереснее любого мира, выдуманного любым писателем. И обильное количество исторических точек зрения на разные события заставляют читателя становиться судьей, непрерывно аналитически обрабатывать и сверять информацию, развивают критическое мышление. Что касается бизнес-литературы, она может неплохо работать с мотивационной точки зрения, но в большинстве случаев она «пустая». Мне гораздо интереснее читать учебники специальностей, на которых я не обучался.

Например, где-то год назад в книжном набрел на учебное пособие для будущих милиционеров. Это одна из лучших книг по прикладной психологии, которые я читал.

Поэтому теперь часто «залипаю» в магазине «Академкнига». Кстати, о психологии – хочу поблагодарить Дмитрия Гурского за то, что открыл для меня психиатра Виктора Франкла. Будучи евреем, он прошел концлагерь, выжил и не сломался. Затем написал несколько книжек про счастье и целеустремленность. Мысли в них предельно простые, но жить помогают неплохо. А поскольку я должен порекомендовать читателям KYKY что-то сногсшибательное и необычное – расскажу про произведение «Золотые правила народной культуры» Оксаны Котович и Янки Крука. Великолепная книга, которая по полкам раскладывает всю обрядовую логику традиционной беларуской культуры и показывает восприятие цикличности мира и времени нашими предками. Пожалуй, именно эта книга заставила меня задуматься, как никогда, хотя я нигде не слышал, чтобы её кто-то рекомендовал или рекламировал».

Начальник управления информационной политики «Белгазпромбанка» Алексей Федоринчик и писатели Дэн Симмонс, Павел Санаев и Саша Романова

«Из любимых книг – роман Дэна Симмонса «Гиперион». Она зацепила, потому что, во-первых, это чтиво о возможном мире будущего со всеми чудесами вроде единого разума, искусственного интеллекта, телепортацией и прочими безумными фантастическими идеями. Во-вторых, – о вечных ценностях: вере, любви и прочих высоких материях. И, в-третьих, тетралогия написана в разных манерах повествования: каждая книга в своей манере. Из последних понравившихся – за день проглотил «Хроники раздолбая или похороните меня за плинтусом» Павла Санаева. Довольно забавная книга и о личности, и о времени (перестройка, развал Совка, смена ориентиров), и о трансформации общества и человека, об этическом или духовном споре, внутренней борьбе героя. В общем, читал, смеялся, получал удовольствие.

Альберт Санчес Пиньоль «Холодная кожа» – тоже доставила удовольствие. Стоит прочесть. Конечно, «Осторожно, Марцев» Саши Романовой доставил! Я с Марцевым знаком не был, поэтому и его, и все, что с ним происходило, воспринимал исключительно по дисклеймеру: беларуский герой нашего времени, отвязный, рисковый и прочие сопутствующие эпитеты. Очень понравилась «Паранойя» Виктора Мартиновича. Правда, зашла со второго раза. Еще в любимых авторах – Милорад Павич. Не всего прочел, но витиеватость сюжетов и языка в его книгах доставляет некое особое удовольствие.

Когда выпадает нечастая возможность прочесть художественную литературу, стараюсь ее использовать. А вот книг, которые я прочел и воспринял как руководство к действию, у меня нет. Мне к литературе хочется не за полезностью обращаться. Для примера, профессор международного маркетинга Высшей школы менеджмента при Северо-Западном университете США Филип Котлер признал, что переиздания его бестселлеров не имеют никакого смысла во время, когда маркетинг становится другим и меняется. Гораздо проще найти полезную статью, где все четко и по делу, а книга в случае с работой часто обладает излишним количеством знаков, чтобы объемнее казаться. Согласитесь, что полезность определяется актуальностью. Возможно, для кого-то Библия сейчас – самая полезная книга».

Начальник отдела корпоративных коммуникаций Velcom Вячеслав Смирнов и Библия:

«Я не отношу себя к религиозным людям, но самая умная книга, которую я когда-либо читал, – Библия. Ее нельзя проглотить за один вечер, как фикшн, надо растягивать, не спешить, делать перерывы, думать, думать, думать... И тогда она будет для вас очень полезна и практична – не в смысле вовлечения в какие-то религиозные течения, нет. Она дает понять, что такое жизненная мудрость. Часто Иисус представляется многим чем-то очень далеким, недостижимым и идеальным, в Библии же он простой и мудрый человек со своими недостатками, который на примере бытовых вещей и ситуаций рассказывает о чем-то большом и важном.

Мне даже кажется, в современной версии, Библия могла бы называться «Десять простых лайфхаков от Иисуса».

Конечно все они (лайфхаки-заповеди) важны в комплексе, но мне, как человеку творческому, особенно симпатичен этот – «не сотвори себе кумира» и не следуй пройденным путем, не копируй, не повторяйся, и ищи свой собственный, неповторимый. Потому Библию будет интересно читать не только тем, кто ходит в церковь по воскресеньям – она написана для всех и в этом ее ценность. Еще открытием для меня стала книга Андруся Горвата «Радзiва Прудок». Вот ее я проглотил – выпил одним глотком, не размешивая. Это атмосфера, это жизнь беларуской глубинки, нарезанная слоями. Как бы странно ни звучало, эта книга пронизана любовью к людям устами человека-интроверта. Ну и она вернула меня домой: я родом с Полесья, поэтому, читая Горвата, снова прочувствовал вкус детства».

Интернет-исследователь, руководитель проекта e-baltic.org Михаил Дорошевич и сказки Сутеева, «Карлсон» и произведения Дюма

«По степени взросления мне нравились: Сказки Сутеева, Николай Носов и его «Приключения Незнайки» и все другие произведения, Астрид Линдгрен и ее «Карлсон», приключения Томека от Альфреда Шклярского. Правда, тогда у меня не было этой книги в домашней библиотеке, брали по знакомству в «Пушкинской» буквально на ночь. Дальше были произведения Жюль Верна, Дюма и Конан-Дойля. Практически все из этого списка произвело на меня впечатление, поэтому я не раз эти книги перечитывал: мне было интересно все описанное в произведениях представлять. Например, если говорить про Дюма, мне нравилось наблюдать за развитием карьеры мушкетеров.

Сейчас рекомендовал бы к прочтению «Фабрики мысли» Пола Диксона. Она рассказывает про историю и функционирование think-tank в США, их место и роль в исследовательском цикле и влияние на процесс принятия политических решений.

Вторая – Эли Паризер «За стеной фильтров», где повествуется про то, что угроза алгоритмов становится новым видом цензуры. К слову, эта книга пересекается с книгой Re:wire (Новые соединения).

Ну и напоследок небольшой список не менее интересной литературы, которая сейчас у меня под рукой: Том Питерс «Представьте себе!», Фрэнсис Фукуяма «Сильное государство», Марк Тангейт «Медиагиганты», Этан Цукреман «Новые соединения», Крис Андерсон «Длинный хвост», Лоуренс Лессиг «Свободная культура» и Тим Ву «Главный рубильник».

Исполнительный директор «Белгазпромбанка» Александр Сотников и русский Булгаков и беларуская Алексиевич:

«Пойдем по списку. Михаил Булгаков – «Собачье сердце». В отличие от многих, именно «Собачье сердце» я считаю лучшим произведением Михаила Афанасьевича. Эта книга обязательно должна быть в школьной программе, если мы хотим, чтобы швондеров вокруг было микроскопически мало. Сейчас период, когда демонизация советского прошлого имеет шансы плавно и незаметно перетечь в фазу героизации советского прошлого. Да, там было много хорошего, самое главное, что героизаторы именно тогда были молодыми, но попытка прикрыть (а часто и оправдать) советскую шизофрению псевдоинтенарционализмом, БАМом, поворотом рек, подъездами без домофонов и радиолами во дворах должна пресекаться чтением «Собачьего сердца». Дальше – Светлана Алексиевич и все ее произведения. Это исповеди людей, которых многие предпочитают не замечать, которыми беззаботно и лихо управляют, тех, кого называют населением. А мы все люди, и у нас у всех болит. Сюда, конечно же, нужно отнести и «Карнікаў» Алеся Адамовіча и «Блокадную книгу» Даниила Гранина и Алеся Адамовича. Следующий – Васіль Быкаў. Зразумела ж, «Ліквідацыя», больш знаёмая пад назвай «Сотнікаў», ды «Мертвым не баліць». Зноў жа пра людзей, пра тое, што вайна, як кавалак гіпетрафаванага часу, не мае толькі белага ці толькі чорнага колеру. Дальше – Архимандрит Тихон (Шевкунов) «Несвятые святые». Эта книга была одной из первых ступенек к вере, к церкви, к православию. Она про «подумать», про «покопаться в своем сердце» – неважно, атеист вы, католик или буддист, хотя, очевидно, понравится она немногим. Тем не менее, антиклерикалам к прочтению тоже рекомендую. Следующая: Клейтон Кристинсен «Дилемма инноватора». Мы живем в эпоху перманентных инноваций и наши дети, и наши внуки будут жить в эту эпоху. Многие из нас каждый день решают ту или иную дилемму. Решение инновационной дилеммы – это движение вперед с широко раскрытыми глазами. Еще одни – Джордж Орруэл «1984» , Олдос Хаксли «О дивный новый мир» и Евгений Замятин «Мы». Антиутопии про людей, которых успешно делают винтиками. Хотим мы потерять своя «Я» в безликом «Мы»? Каждый сам найдёт свой ответ в этих книгах. И последняя – Уладзімір Караткевіч «Каласы пад сярпом тваім». Шмат каго менавіта гэтая кніга зрабіла беларусам, мяне, этнічнага расейца, таксама».

Создатель одноименной дизайн-студии «Вадима Скротского» Вадим Скротский и писатели Жуков, Нассим Николас Талеб и Виктор Франкл

«Из моих любимых могу выделить Виктора Франкла «Человек в поисках смысла» – та самая книга, которая должна прийти к каждому сама и в своё время. Нассим Николас Талеб и «Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса». Прекрасный и полезный источник мыслей о нашем близоруком и напрасном стремлении прогнозировать непрогнозируемое, избегая любых стрессов и кризисов, чтобы оставаться в зоне комфорта. И последняя – Дмитрий Жуков «Стой, кто ведет? Биология поведения человека и других зверей». Это занимательное и местами весёлое повествование о системных механизмах поведения человека (и других зверей). Биология, гормоны, психология, гендерные отношения – вот это всё».

Юрист Дарья Альперн-Катковская и современная американская литература

«Если говорить о чтении для удовольствия, а не профессиональном, с детства люблю современную литературу. Про мир, который я понимаю, и в котором я живу, который я люблю наблюдать и понимать. Если совсем сужать – современную американскую литературу. Иногда читаю книги в оригинале, но подавляющее большинство все еже – в переводе, потому что даже в таком варианте не пропадает удовольствие от ощущения легкости и красоты языка и канвы книг. Могу выделить трех авторов, книги которых мне нравятся, потому что очень близки способом повествования и мироощущением нарратора. Это Майкл Каннингем, Сири Хустверд и Элизабет Страут. Первые книги Каннингема я прочла еще студенткой – сидела над ними ночами, без возможности оторваться. До сих пор помню ощущение после прочтения произведения «Дом на краю света» – тогда я впервые почувствовала одновременно зависть, восхищение и слияние с автором через слова «эту книгу могла написать я». Но, к сожалению, я не умею писать таких книг. Писательниц Хустверд и Страут я открыла в последние пару лет: «Что я любил», «Печали американца», «Оливия Киттеридж», «Эми и Исабель». Три мною названных писателя показывают сложную красоту человека через разные стороны его личности, в том числе и нехорошие. Красоту и сложность внутренних переживаний и взаимоотношений с другими, при этом в их книгах много «просто жизни» – сюжета, описаний, культурного бэкграунда, много музыки и искусства. Читая их, ты как будто бы сразу получаешь очень много».

Политический обозреватель Артем Шрайбман и книги Юваля Нойя Харари и Питера Померанцева:

«Я читаю в основном non-fiction. Из последнего запомнилось: Юваль Ной Харари «Сапиенс», в которой описана краткая история человечества. Очень нестандартный и живой взгляд на историю нашего вида: автор круто доказывает, почему, например, переход к оседлому образу жизни и земледелию испортил людям жизнь. Ну и дальше под новым ракурсом все привычные нам вехи истории. Еще – Питер Померанцев «Nothing is true and everything is possible», ее я читаю прямо сейчас. Это рассказ британского медийщика про приключения в России в роли продюсера «ТНТ». Предупреждаю, эту книгу стоит читать только в оригинале – вся соль в потрясном стиле автора.

Понравилась и «Конец веры» Сэма Харриса – очень четкое и доступное раскладывание по полочкам абсурдных моментов религиозного взгляда на жизнь. Из классики – «1984» Оруэлла, но я думаю, что это все читали. Красивый сюжет, психологический, и сотни параллелей с нашей жизнью. Хотя книжка о политике, в общем-то. В последние пару лет открыл для себя Довлатова. Да, очень поздно, сам удивлен, но насладился от души. Человек как будто мыслит афоризмами и подмечает все, что мы сами видим, но не можем сформулировать. «Компромисс», «Заповедник», «Наши», «Чемодан» ну и так далее».

Сергей Довлатов

Редактор издательства «Мастацкая лiтаратура» Виктор Шнип и национальные Янка Мавр и Иван Серков:

«Слоўнікі і энцыклапедычныя даведнікі – самая карысная літаратура ва ўсе часы! Іх можна і патрэбна чытаць пастаянна. Гэта як займацца фізкультурай, каб быць у любым узросце ў добрай фізічнай форме. Гэтым я і займаюся, на жаль, не так часта, як бы хацелася. У 12 гадоў я ўпершыню прачытаў «Палескія рабінзоны» Янкі Маўра і «Мы з Санькай у тыле ворага» Івана Сяркова. З таго часу гэтыя творы для мяне ўзорныя. Іх я чытаў разоў дваццаць.

У розным узросце і недзе да гадоў сарака. У сорак, як прафесійны рэдактар, я пачаў у гэтых творах знаходзіць месцы, якія варта было б паправіць. Пасля гэтага я перастаў гэтыя творы перачытваць, каб не знішчыць прыемныя ўражанні, якія засталіся ад першых прачытанняў. Чым мяне прывабілі Янка Маўр і Іван Сяркоў? У «Палескіх рабінзонах» адзін з герояў зваўся Віктар. І я ж Віктар. І калі я чытаў, то мне здавалася, што гэтая кніга пра мяне. Прачытаўшы да канца твор, я заўсёды прыдумваў працягі. Яны былі розныя, але ў кожным. Віктар быў пераможцам. У творы «Мы з Санькам у тыле ворага» галоўнага героя звалі Санька. У мяне быў сябра Санька і я думаў, што гэтая кніжка пра яго. Цяпер у мяне такіх любімых кніжак няма. Працуючы ў выдавецтве, нярэдка даводзіцца чытаць тыя рукапісы, якія ніколі не стануць кнігамі. І гэта забірае шмат часу і духоўнай энергіі. Як паэт, найбольш люблю паэзію. У мінулым годзе да 80-годдзя з дня нараджэння Міхася Стральцова складаў кнігу ягоных твораў «Я зноўку тут», якая выйшла ў серыі «100 вершаў». Перачытаў усё напісанае паэтам. Дарэчы, Міхась Лявонавіч – адзін з маіх настаўнікаў. З прыемнасцю чытаю ўсё новае, што друкуецца з напісанага творцамі з майго пакалення, а таксама старэйшымі і маладзейшымі. І зразумела, што яшчэ ў рукапісах прачытаў кнігі сваёй жонкі Людмілы Рублеўскай. Цяпер у чаканні стаць першым чытачом яе заключнай кнігі «Анатуры Пранціша Вырвіча».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Настаўнікі з вучнямі – ніжэйшая «каста». 13 праблем беларускай адукацыі

Культ • Мария Русинович
23-25 траўня ў Парыжы Беларусь будзе рабіць справаздачу, як за тры гады мы рэфармавалі вышэйшую адукацыю да Балонскага працэса. Штосьці падказвае, что не вельмі прадуктыўна. KYKY пацікавіўся ў Віктара Малышчыца – выкладчыка астраноміі ліцэя БДУ (а ён кальсьці ужо пісаў адкрытыя лісты Міністру Карпенка) – якія галоўныя праблемы засталіся ў нашай сістэме адукацыі.