Стресс-тест. Как белорусы затянули пояса и жили на северокорейском «сухом пайке»

Проекты • Нина Шулякова
KYKY уже писал о том, какие ужасы и радости могут ожидать новичка в Северной Корее. Теперь мы решили пойти дальше и опробовать КНДР на людях. Четыре подопытных студента – писатель-путешественник, каратистка, дизайнер и начинающий шоумен вызвались в течение четырех недель выполнять бесчеловечные задания. Цель: выяснить, достаточно ли белорусы закалены стабильностью, чтобы выдержать на себе «Страну утренней свежести».

Эксперимент первый. Испытание едой

Дано: четыре героя, четыре северокорейских пайка, три дня в режиме КНДР.

В феврале, по данным Всемирной продовольственной программы ООН, в Северной Корее на человека в день выдавалось по 420 граммов еды, сообщает Yonhap News, что на 390 граммов меньше, чем минимальный рекомендуемый объем питания. Для сравнения, американцы за день съедают 2 000 граммов пищи. По оценкам упомянутой все той же программы ООН, 37% детей в КНДР хронически недоедают. На протяжении всего года в Беларуси то чиновники, то независимые экономисты, пугают нас затягиваением поясов. Продолжая тестировать на себе КНДР, мы решили пожить жизнью тех, кто затянул пояса окончательно и бесповоротно.

Собака – друг человека

Главный гастрономический стереотип Северной Кореи – собаки. Песиков, мол, в КНДР едят направо и налево, и стар и млад. «Все это, конечно, преувеличено. Собака для северокорейца – скорее деликатес, чем национальное лакомство», – рассказывает нам независимый эксперт, коренной северокореец, уехавший из Кореи в 50-х, физик-ядерщик на пенсии Александр Иванистов.

«Основная еда в КНДР – это растительная пища, – продолжает Александр. – Места богатейшие! Одних видов орехов – десятки, масса всякой съедобной травы. Есть блюдо, о котором почему-то мало у нас говорят – папоротник орляк. Его молодые побеги очень любят в Корее и Японии – все дальневосточные народы. Папоротник по вкусу напоминает грибы, а по статусу – как наша картошка, блюд можно делать немерено. Когда Советский Союз немножко открылся, мне довелось съездить на заготовку орляка для японцев. Они платили пять рублей золотом за килограмм, плюс обеспечивали сборщиков особым дорогостоящим оборудованием. Да еще и привозили для нас, советских парней, всякие импортные вещи: джинсы, магнитолы. В Одессе за пучок сушеного папоротника корейцы, бежавшие из КНДР и осевшие в Украине, давали 25 рублей (зарплата тогда у меня была 100) – делали из него соус».

В 90-е годы, как пишет для «Эха Москвы» журналист Василий Головнин, «еда» в Северной Корее в основном означает пшеницу или другие злаки в виде муки или зерен, кукурузу и картошку. Есть еще термин «alternative food» — альтернативная еда – молотые кукурузные кочерыжки, трава с некоторым добавлением настоящей муки.

Мы решили проверить на практике, как запоют наши подопечные после трехдневной голодовки по северокорейскому образцу

Признаем, заготовить для героев папоротник (это нужно делать в мае) – мы не успели. Зато подобрали рацион, сходный по весу и пищевой ценности со средним севокорейским пайком:

Меню на три дня (в граммах):
Селедка – 240
«Докторская» классическая – 100
Пшеничная крупа – 190
Рис – 190
Квашеная капуста – 160
Морковка по-корейски – 160
Соевый соус – 100
Куриные яйца – 3
Красный перец (приправы)

Стас Шевель, 21 год: «Быть веганом – значит быть желанным. Так мой прадед говорил»

Студент журфака. Путешественник. Признается, что может рвануть налегке в любую точку земного шара. Пишет книгу про Беларусь ХХI века. Объездил Прибалтику, добрался до Кавказа, был в Чечне, Дагестане и Конго. В Кении подхватил тиф. Швеции Стас до сих пор должен 19 тысяч долларов, но об этом не будем в подробностях.

Первый день. «Вчера вечером мне выдали паек. И не такое видали: летом я практиковал сыроедение, вегетарианство, и веганство. Я и сейчас – веган. Быть веганом – значит быть желанным. Так мой прадед говорил, который рос на одних травах, крупах, бобах, картошке и прочем таком. Так что сосиски, сельдь и яйца я отложил в сторонку. И ужаснулся – всего несколько продуктов на три дня!

Нам разрешили пить по утрам чай, поэтому я заварил себе банановый улун и под What New Pussycat и стал готовить завтрак. Еда мне нужна для энергии – я работаю грузчиком и подсобным рабочим. Но ланч мой был небогат, как небогата Беларусь залежами палладия. Желудок я все же обманул – съел несколько ложек риса и кислой капусты. На ужин я ел корейскую морковь и чай в полном одиночестве под The Pioneers (M83 Remix).

Второй день. На улице шел дождь, а я чувствовал голод. Не выспался – в соседней комнате моя девушка с подругами выпивала и смотрели «Берсерка». Был зол: на кухне ничего кроме полупустой бутылки мартини и до дна опустошенной склянки с абсентом.

Еда ждала в холодильнике. Ну как – еда... Паек. Перловка, яйцо, чай. Скупо, однообразно, неинтересно. Утром играл Midnight Kid – Aggressor. На столе лежало авокадо и несколько хлебцов. Желание сдаться охватило меня моментально и тотально. Но я был тверд. На работе – чай, чай и еще один чай. Чай без сахара.
Ужин: Рис сгорел.

Третий день. Утро. Не выспался. Моя девушка всю ночь играла в «Монополию», веселилась с подружками. Я думал о еде и собирал их волосы с ковра.
Завтрак: вода, перловка, пол-яйца и чай с сахаром. Вполне себе сытно! Знаю одно – в тюрьмах и такого не могут себе позволить, особенно в северокорейских. Этим я себя успокаивал весь день. Хотелось скорее домой: съесть половину яйца и остаток каши. Дотянул до вечера и съел все, до последней крошки.

Итоги: испытание здорово оголило некоторые мои пороки, но собаку съесть так и не захотелось.

Вика, 24 года: «Признаюсь, я грешила…»

Долго жила в Москве, работала дизайнером в кухонном салоне. Гордится, что на свои развлечения зарабатывает сама. Обожает шопинг, путешествия и вечеринки.

Первый день. Набор продуктов совсем не совпадает с моим привычным меню. Я привыкла правильно питаться. Веду активный образ жизни, постоянно в движении – в таком ритме человеку необходимо много витаминов, полезная, здоровая еда.
Весь первый день просидела на рисе с соевым соусом. Морковка на завтрак мне совсем не пошла – я привыкла к кашам, омлетам, тушеным овощам и творогу.

Второй день. Завтрак – яйцо и морковь, обед – яйцо и капуста, ужин – просто яйцо. Меня спасало в пятницу только большое количество чая, но организм явно ругался со мной и не понимал, что происходит. В моей «собойке» осталась сельдь, сосиски и пшено. Сельдь я просто не перевариваю. Она была вся в масле – просто не могу это есть!

Третий день. У меня была возможность съесть собаку три раза. Я была у бабушки во Владивостоке, и мои друзья – корейцы, угощали, ели. Я заказала баклажаны. Меня не тошнит, не воротит, но я просто не могу этого сделать. Совет всем туристам: в России, в корейских домах (это не рестораны, а именно частные дома без вывесок, где стоят стол-стулья) во-первых, не известно, откуда появляются собаки. Не думаю, что отлавливают на улице, но как знать.

Во-вторых: в меню не написано, что в составе блюда – собака. Просто написано название. И все корейцы знают, где чего зарыто. Еда на третий день у меня кончилась. Так что я решила вместо собак, устроить себе винную диету. И, признают, вдоволь грешила с другими запрещенными продуктами.

Итоги: испытание провалено.

Света, 18 лет: «Купила билеты к маме домой»

Бегунья и каратистка. Самым экстремальным поступком в жизни считает полет на парашюте в Черногории. Любит, но не умеет готовить борщ.

Первый день. Завтрак у меня был быстрый – я, как обычно, проспала. Решила не оригинальничать и сделала яичницу с пятью жареными сосисками на нашей общажной кухне. Обеда не было. К ужину сделала котлеты из риса с добавлением сосиски, приправив все это дело морковью по-корейски. С чаем – нормально.

Второй день. Вчерашние рисовые котлеты после ночи в холодильнике стали как сухари. Грызу. Смотрю на фото: какие же аппетитные были эти котлеты вчера… Обед: два яйца, фаршированные селедкой, смешанной с желтком, и квашеная капуста. Ужин: пшенная каша. Еще чуть-чуть – и я, кажется, сорвусь, есть хочется адски, даже странно. Чувствую себя как на войне. Там, помнится, тоже ограниченное количество еды на человека давали, и нужно было выживать.



Жрать хочется нереально, напишите там большими буквами! Мозг не соображает вообще. Одногруппники говорят, что я плохо выгляжу и пошатываюсь. Но собаку – нет! Собаку я бы не съела бы никогда в жизни. Потому что я очень люблю собак. Лучше голодать буду.

Третий день. Купила билеты к маме домой, думаю о встрече с котлетками.

Итоги: Сбросила кило. Голова кружилась – думала, в обморок грохнусь. Вчера упадок сил чувствовался. Здоровое корейское питание – явно не мое.

Илья Горинов, 22 года: «Я хотел сделать что-то вроде суши и скатал шарики»

Студент, подрабатывает фотографом-ведущим-дизайнером. Согласился жить «как в КНДР», просто потому, что обожает участвовать во всяких сомнительных проектах: за его плечами кастинги талантов на «Беларусь-1», проект «Корабль», благодаря которому Илья увидел всю Европу.

Первый день. Утром – только зеленый чай. После обеда ел сельдь, рис и морковку по-корейски. Решил экономить. Организовал день так, чтобы потратить мало энергии.

Второй день. Приготовил рисовые шарики – это блюдо придумал сам! Мне было скучно есть рис просто так, я хотел сделать что-то вроде суши и скатал шарики. Хотите – верьте, хотите – нет, но в шариках рис оказался вкуснее, чем вчера. Он больше пропитывался соевым соусом, и я получал незабываемое наслаждение! Чувствовал себя настоящим корё-сарамом – так называли себя советские корейцы, которые и изобрели морковку по-корейски, которая у них считается полноценным салатом.

Третий день. Пшенная каша мне не очень нравится, зато порция получилась большой. В итоге мне всего хватило, но впритык. Итог: Я бы не сказал, что наедался сполна, но прожить три дня с таким рационом можно запросто. Держал себя в руках. Мне кажется, секрет успеха в таком деле – не думать о том, что ты хочешь есть, а просто представить, что кроме этого риса и прочих продуктов у тебя больше ничего нет.

И все же вопрос про собак хочется задать отдельно

Наш независимый эксперт, Александр Иванистов, уехавший из Кореи в 50-х, утверждает, что собаку ел. По вкусу она похожа на кролика. Или на говядину. Ел Александр собак не потому, что это национальное кушанье или потому что нравится есть собак, а потому, что был голод. «Был олень – ел оленя. Но оленя сложно убить. А собака – рядом бегает себе, бегает – лови».

Наши четыре героя – Вика, Света, Стас и Игорь в своей оценке собакоедения разделились. Согласился попробовать (гипотетически) скушать бобика только Илья: «Если собака породистая и хорошо приготовленная, то почему бы и нет? Было бы интересно попробовать. Мне нравится пробовать разное дикое мясо: я ел лося, косулю, дикого кабана. Даже кенгуру – привозили друзья из Австралии.

Стас же и Света не просто сказали категорическое нет, но и упрекнули нас в склонности к живодерству: «Скажите, Нина, съели бы вы своих брата и сестру? – негодовал Стас. – И если да – какими они должны были бы быть – породистыми, знакомыми, злыми или добрыми, большими или маленькими? Я не ем мясо. Кроме того, у меня есть собака. Съесть собаку я не смог бы, даже под угрозой смерти».

Эксперимент второй. Испытание темнотой. Следите за новостями...

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Kult Масскульта. Семья, которая играет в «танки»

Проекты • Николай Янкойть
Герои нового выпуска рубрики «Kult масскульта», Александр Грубин и Светлана Омельченко – муж и жена. Оба – игроки в World of Tanks, одной из самых популярных видеоигр в Беларуси. Они не только гоняют на виртуальных танках, но и участвуют в многочисленных конкурсах компании Wargaming.
Популярное