«Вместо лечения врачи докладывают в милицию, «кто, с кем и когда». Что запрещено ВИЧ-положительным людям в Беларуси

Боль • Евгения Долгая
Хотя мы уже понимаем, что от ВИЧ-положительных людей нельзя заразиться через обычное рукопожатие, всё равно жутко стигматизируем их. То же самое делает и закон – по сути, он запрещает ВИЧ+ людям заводить семьи и усыновлять детей. Мы собрали личные истории и законодательные провалы Беларуси, чтобы стало понятно: насколько страх может испортить жизнь вообще всем.

Законы по крупице меняются, но стигма по отношению к ВИЧ-положительным людям остается. Люди с ВИЧ-положительным статусом все равно не могут создавать полноценные семьи: в Беларуси супруга, даже неумышленно заразившего своего партнера ВИЧ, могут осудить на срок от двух до семи лет. KYKY уже писал о том, что чувствуют люди, когда узнают, что у них ВИЧ-положительный статус. Сейчас мы поговорили с семьями о том, с какими запретами в законодательстве они столкнулись. А с помощью Беларуского общественного объединения «Позитивное движение» (организация, которая помогает людям, столкнувшимся с ВИЧ-инфекцией и наркозависимостью), мы собрали запреты для семей, где один из супругов или оба – ВИЧ-положительны. Насколько эти нормы позволяют остановить распространение инфекции или делают лучше жизнь людей – мало кто понимает.

Людям, живущим с ВИЧ, запрещено создавать семьи с ВИЧ-отрицательными людьми

Статья 157 Уголовного Кодекса предусматривает уголовное наказание не только за заражение ВИЧ, но и за «заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ». Эта норма очень неоднозначна. Например, в семьях, где мужчина ВИЧ-положительный, любая попытка зачатия ребенка может трактоваться как «поставление ВИЧ-отрицательной женщины в опасность заражения ВИЧ», потому что все современные контрацептивы значительно снижают, но не полностью исключают риск заражения женщины ВИЧ. То есть исключается легальная возможность зачатия ребенка в дискордантных парах с ВИЧ-положительным мужчиной.

«Из-за риска уголовной ответственности жена не может решиться на ребёнка». Сергей, 36 лет, Светлогорск

«Мы с женой вместе уже семь лет. Когда мы познакомились, ей было 27 лет и она знала о своем ВИЧ-положительном статусе около двух лет. Заразилась половым путем. Перед нашей первой близостью она сказала о своем статусе. Честно говоря, тогда ничего не вышло. Информация ошарашила меня – первым делом хотелось помыть руки, бежать и сдавать кровь. Сейчас стыдно за свою непросвещенность.

У меня не укладывалось в голове, как у девушки с должностью, высшим образованием и такой внешностью может откуда-то взяться ВИЧ. Чуть позже, желая разобраться в ситуации и немного расширить свой кругозор, я узнал моменты, о которых большинство и не знает людей. Мы с женой вместе сходили к доктору, который объяснил мой риск заражения, общее состояние возлюбленной и то, как развивается ВИЧ и каковы шансы заразиться. В моей голове было что-то типа «если я уколюсь иглой от ВИЧ-инфицированного, то обязательно подхвачу ВИЧ». Но мне хотелось быть рядом с любимой и я решил, что приму ее любой – со статусом ВИЧ+ или без. Тяжелее всего было решиться рассказать родным. Уже после свадьбы жена настояла, что мы не будем скрывать статус от родных. Первое время мой брат не разрешал нам с женой играть со своей годовалой дочкой, отказался делать меня крестным. Так и сказал: «Сергей, без обид, но мало ли что». Я объяснял, приводил слова и доводы врача. Не могу сказать, что это было бесполезным. Проинформированность дала о себе знать: брат с невесткой стали более разумны, теперь ВИЧ-статус моей жены никогда не упоминается. Может, в личных разговорах он и фигурирует, но нам лично никто ничего не говорит. Только совсем недавно невестка спросила, не была ли жена в прошлом наркозависимой. Просто так сложилось, что у нас в обществе о ВИЧ представления, будто со статусом «положительный» могут быть только наркозависимые люди. Но есть еще и другие люди!

Если вы беларус, который связал свою жизнь с ВИЧ-положительной девушкой, которая не скрывает свой статус, будьте готовы к критике. Вы услышите «с такой девушкой гармоничного будущего нет», «ты ее скоро похоронишь», «если бы она тебя любила, сбежала бы, чтобы не навредить тебе». Моя жена до свадьбы скрывала свой статус, а позже решилась этого не делать. Как только она призналась одному человеку, слухи расплылись быстро. Люди, которые были у нас на свадьбе и обнимали ее, перестали звонить и прекратили общение. Это шокирует, но я стараюсь не осуждать никого. Я сам в свое время был ошарашен. Считаю, что в Беларуси информации о ВИЧ достаточно, но она всплывает слишком редко. В первый день зимы я вижу, как красные ленточки валяются на остановке возле школы у нашего дома. И все.

Моя жена – крепкий орешек. Но из-за уголовной ответственности, которая наступает в случае заражения партнера, так и не может решиться на ребенка. Ей стоило сил, чтобы решиться на само замужество. Но надеюсь, что мы справимся».

Детям, живущим с ВИЧ, запрещено заниматься спортом

Детям с ВИЧ отказано в возможности заниматься большинством видов спорта. К видам спорта, которыми может заниматься ребенок с ВИЧ-инфекцией, относятся: шашки и шахматы, авиамодельный спорт, автомодельный спорт, бильярдный спорт, боулинг, гольф, городошный спорт, дартс, киберспорт, кинологический спорт, радиоспорт, ракетомодельный спорт, рыболовный спорт, служебное собаководство, спортивный бридж, спортивный покер, судомодельный спорт. Этот запрет касается и тех детей, которые принимают антиретровирусную терапию, но имеют нормальный иммунитет и отсутствие определения вируса в крови.

«Я планировал построить семью с ней, но все же не решился». Игорь, 32 года, Минск

«В моей жизни была девушка с ВИЧ-положительным статусом. Но я так и не связал с ней жизнь. Наверное, из-за страха давления и страха заражения. Моя девушка заразилась от своего бывшего парня половым путем. Он у нее, как оказалось, был наркозависимым. Когда мы с ней познакомились, она знала о своем статусе около года.

Я не верю, что обычного беларуса не удивит диагноз у любимого человека «ВИЧ-положительный». Годами и десятилетиями мы впитывали информацию о ВИЧ как о чем-то страшном, как о болезни наркоманов и геев, как о болезни, которая несет смертельные последствия. Лично меня пугала перспектива будущего ребенка. Я планировал построить семью с ней, но все же не решился.

В моем представлении ребенок рождался обязательно ВИЧ-положительным – значит мы в будущем виноваты перед ним за унижения, которые ему приготовит общество.

Я помню, что каждый поход моей девушки к гинекологу, к терапевту, на сдачу анализов сопровождался паникой. Что бы ни было написано на бумажке, в жизни законы действуют иначе. Пока общественность не знает элементарных вещей и не принимает ВИЧ как не смертельную болезнь, толку не будет. Когда моя девушка проходила гинекологический осмотр, врач спросила о планах на беременность. Девушка ответила, что обдумывает это. Врач вздохнула и сказала: «С вашим статусом хорошо подумайте». Я и сам всё понимаю, но пока не готов связать свою жизнь с ВИЧ-положительным человеком, как бы сильно ни любил».

Люди, живущие с ВИЧ, практически не могут усыновить ребёнка

Уже полгода действуют поправки о том, что людям, живущим с ВИЧ, разрешено усыновлять детей. Но на практике все иначе. Человек, который изначально стал на учет по ВИЧ, находясь в высокой стадии (третья и четвертая), не может усыновлять детей – даже если он уже поддерживает терапию и стадия снизилась до минимального уровня. Фактически усыновить ребенка ВИЧ-положительному человеку разрешается только с первой и второй стадией. ВИЧ-позитивные дети часто остаются без семьи, воспитываются опекунами или в государственных учреждениях. Усыновляют ВИЧ-позитивных детей редко.

«Ничего не изменится, пока есть уголовная статья за ВИЧ-положительный статус». Мария, 30 лет, Минск

«Живу с ВИЧ-положительным статусом с 2006 года, замужем три года. Первое, что у меня спросили, когда я становилась на учет: «Ваш супруг в курсе, что вы ВИЧ-положительны?». Этот вопрос поставил в шок – я сказала, что это не ваше дело, что моя семья – это наш выбор и наша ответственность. И любовь не зависит от статуса ВИЧ, религии, цвета кожи и сексуальной ориентации.

Фото: Игорь Чекачков

Вместо лечения человека на врачей повесили обязанность расследовать, откуда ВИЧ, заявлять в милицию и докладывать, «кто, с кем, как и когда». Вместо просвещения о том, как действует терапия, вместо клинических сведений, наружу выводят интимные подробности жизни людей. И это уже система. Шесть месяцев назад у меня родился здоровый малыш. У меня полноценная семья, любящий мужчина и любимая работа. Мы чувствуем себя счастливыми родителями. В Беларуси исключили передачу ВИЧ-инфекции от матери к ребенку, но все равно некоторые гинекологи дают рекомендации ВИЧ-положительным беременным об аборте. И вроде бы происходит прогресс, но в головах людей все равно остается стигма.

Например, семьи с ВИЧ-положительным статусом захотят усыновить ребенка. На данный момент если у человека первая-вторая стадия ВИЧ, то можно усыновлять. Но есть люди, которые встали на учет на четвертой стадии. Их иммунитет под терапией может вернуться в первую-вторую стадию. Из-за того, что у человека в графе стоит четвертая стадия, он не сможет усыновить ребенка. И над ним висит стигма «четвертая стадия» десятки лет, несмотря на то, что он может быть здоровее ВИЧ-отрицательного человека. Государство одной рукой делает важные вложения, но ничего не изменится, пока есть уголовная статья за ВИЧ-положительный статус и есть преследование».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Главное – остаться живыми. Почему BlaBlaCar опасен для беларуса

Боль • Екатерина Ажгирей
Вы когда-нибудь оказывались ночью в машине с пятью строителями-нелегалами посреди поля? Наши журналисты Катя Ажгирей и Ира Михно воспользовались BlaBlaCar, чтобы добраться и уехать из Киева – и обе заработали ужасный опыт. Рассказываем, что может произойти, если попасть на бомбил из этого сервиса, и почему вас абсолютно никто не защитит от подобных случаев.
Популярное