Деньги в мешках из-под картошки и МАЗ за 60 000: как мы строили бизнес в 90-е

Деньги • Екатерина Ажгирей
90-е – время надежд, отчаянного бизнеса и историй, в которые сегодня сложно верить. И Минск застало вымирание целых предприятий, инфляция, громадные очереди с талонами и бесконечные идеи, как же во всем этом выжить, да ещё и заработать. Мы собрали несколько абсолютно реальных историй о том, как можно было разбогатеть на перекупке МАЗов и собрать прибор по распознаванию фальшивых денег.

История первая. Как мы торговали тестером фальшивых денег

«Мы были молодыми инженерами, окончившими радиотехнический институт, с мизерными зарплатами и большими амбициями. Заниматься бизнесом мы начали в самом начале 90-х. Это был, как я его называю, «дикий» бизнес. Тогда действительно зарабатывали на всём, чём только можно. Основной принцип бизнеса того времени: купить дешево – продать дорого.  Кто предприимчивый и понаглее, мог заработать много и зарабатывал, главное – очень этого хотеть. А дальше вопрос заключался в том, как этими деньгами распорядиться. 

Первым серьезным проектом, который мы сделали самостоятельно и на котором заработали, был тестер валюты. Изначально это была авторская идея моих друзей. Они разработали специальный прибор для проверки достоверности иностранных валют. Мы по договору выкупили документацию и изготовили партию в 3000 штук.  Прибор сразу не заработал, схему пришлось дорабатывать, привлекая серьезных инженеров. Чтобы приобрести комплектующие, мы побывали в шести городах только что развалившегося СССР.

Кроме конденсаторов, транзисторов, необходимо было купить магнитную головку от простого магнитофона, кнопку для включения, микросхему, пьезозвонок. Микросхему нашли в Ташкенте, в Пензе – магнитную головку, пьезозвонок – в Тольятти, подстроечный резистор – в Ивано-Франковске, аккумулятор – в Москве. Коробку на заводе Ленина достали – это ЗИП для осциллографов. Всё было продумано до мелочей: разработали инструкцию, нанесли красивые элементы на английском, перепроверили, всё ли исправно работает. Мы использовали даже нашу лабораторию, в которой работали. Сами паяли, подключали инженеров и давали им возможность заработать. Ведь время тогда было тяжелое – любой копейке радовались. В итоге собрали прибор, сделали его великолепно.

Рынок на

Когда решили продавать, появилась серьёзная проблема: оказывается, при работе с прибором необходимо учить продавцов держать его только вертикально. И мы пошли по переходам, метро, ларькам, где продавали разные товары. Как только научили всех пользоваться, продажи пошли замечательно. Себестоимость этих приборов составляла меньше доллара, а продавали мы за пять. Я тогда, в начале девяностых, в Польшу ездил. Просто взял пару приборов с собой – и вот, иду в обменный пункт в Белостоке, говорю: «Купи прибор». Работник, спрашивает, что это. Отвечаю, что тестер фальшивых валют. «Сколько стоит?» – «10 долларов»... Хорошо, соглашается он, отодвигает ящик, берет фальшивую купюру, проверяет. Прибор действительно работает. Тут же дал мне 10 долларов.

Помню, идешь по стадиону Динамо – раньше там находился вещевой рынок – и видишь, как продавец берет у клиента доллары за товар, кладет кому-то на спину деньги и нашим прибором проверяет. Было приятно! Я тогда уже осознавал: не зря мы это дело хорошее затеяли».

История вторая. Перепродажа МАЗа за 60 000 долларов

В те далекие годы преобладало одно из «топовых» направлений: перепродажа МАЗов. Тогда их можно было купить дешевле и выгодно перепродать. Спрос в те времена на эти автомобили был сумасшедший. Бизнес делали крутой: автомобиль по 10 раз (а если не 10, то по 5 раз точно) из рук в руки приходил – такой был оборот. Однажды такая сделка подвернулась и нам с другом. Чтобы было понятно, какие деньги нужны были для этой сделки, я переведу все в доллары по нынешнему курсу. Сейчас МАЗ стоит где-то в эквиваленте 40 000 долларов. То есть 40 000 надо было официально заплатить по безналичному расчёту и ещё наличными – 20 000 хозяевам МАЗа и посредникам. Мы покупали машину за 60 000, а продать ее можно было намного дороже.

Представьте: я – в то время молодой человек, который живет с родителями, ни кола ни двора. У меня жена и маленький ребёнок, на отдельное жилье нужны огромные деньжищи, а денег не хватало даже квартиру снять. Сумма была огромная. Чтобы выкупить МАЗ, мы обратились в один из местных банков, к заместителю управляющего. Естественно, он спросил нас про залог. К примеру, говорит, МАЗ сгорит – и что вы будете делать? Чем рассчитываться? Ни квартиры, ни машины ничего такого, что можно в залог заложить на эту сумму, у меня не было. Друзья помочь не могли, ведь они тоже все начинающие предприниматели, и у всех одинаковое положение. Я понял, что моя ситуация тупиковая.

 

Сижу на ступеньках банка такой удрученный и расстроенный. Сделка была проработана, через посредников был найден продавец МАЗа по очень выгодной цене. Было точно известно, что можно продать его в два раза дороже. Осталось «самое легкое» – найти такие огромные деньги. Мне казалось, что все люди, проходящие возле меня, понимали, что мне чем-то надо помочь. В это время шел управляющий банка, он спросил меня, какие у меня проблемы. Я все объяснил – наверное, выручила моя харизма. Управляющий поверил в меня и вошел в ситуацию.

Он сказал в шутку, что если что не так, то просто буду пожизненно бесплатно работать на банк, пока кредит не верну. Я согласился.

Мы взяли кредит. Помню, как приехали в банк снимать деньги: они были в мелких купюрах, их оказалось так много, что в банке нам их выдали в мешках из-под картошки. Сидит мой друг с мешками денег в банке, руки у него трясутся от волнения. И волнения оправданы, если в мешках лежит трехкомнатная квартира. Собственных машин у нас не было, перевезти мешки можно было только на такси. Представляете состояние таксиста, когда из банка вышли двое молодых парней с двумя мешками вряд ли картошки? И вот, сидим мы в такси, впереди ничего не понимающий водитель. Нам казалось, что за каждым углом стоит бандит, что за нами следят, – настолько мы волновались. Я мог себе представить деньги в дипломате – это понятно, но в мешках из-под картошки...

Тогда ведь купюры были «зайчики», «бобры», «червонцы». Разные деньги ходили. В общем, с этой кипой денег поехали забирать долгожданный МАЗ. Привезли в фирму платежку, деньги для того, чтобы рассчитаться. Получилось, что из этих двух мешков денег нужно полтора заплатить владельцем МАЗа, а другую половину – посредникам, которые нас свели с этой фирмой. Хозяева МАЗа (крутые деревенские парни) по-барски спросили: «Ну что, будем считать?» Достают мешок, первую пачку бобров трехрублевых. Считали-считали, а их по сто штук. Поняли, что это не реально за день закончить. Решили считать пачками. В итоге сделки у нас осталось ещё полмешка денег, как сейчас помню, червонцев. Забрали машину и поехали к посредникам. Они тогда еще удивились, как нам удалось столько денег взять – откуда? Ведь ребята в бизнесе давно, а мы совсем недавно. 

История третья. 13-я зарплата работникам МАЗа

В то время на предприятиях городских телефонов было мало, а людей много. Соответственно, на один городской телефон параллельно навешивали много комнат, и человек 50 сидело на одном номере. Тот, кто первым поднимал трубку, звал того, кого просили. Денег у нас было мизерное количество, мы пошли в редакцию газеты «Вечерний Минск» и дали маленькую рекламу: «Продается МАЗ 5230», – и указали городской телефон предприятия. А дальше понеслось: звонки на все предприятие – все знали, что мы продаем МАЗ. На следующий же день нашёлся покупатель. Самое смешное, что купили машину посредники, которые перепродали её ещё дороже. Мы взяли кредит на два месяца. Можно гасить кредит и делить прибыль. «Покупатели» подсказали, где еще есть дешевый МАЗ. На том предприятии директору нужна была представительская Волга-24.

Мы срочно нашли Волгу за кредитные деньги, выкупили, поменяли на МАЗ, доплатили за прицеп и снова через объявление в газете быстро продали вторую машину.

Потом погасили кредит, заплатили банку проценты по кредиту и остались с огромной прибылью. За два месяца таким образом мы реализовали две машины. И это за один и тот же кредит. 

У нас начался масштабный эмоциональный всплеск. Мы решили за неудобства, которые доставили сотрудникам госучреждения, выдать каждому по 13-й зарплате. На предприятиях зарплата тогда была небольшая, где-то 10-20 долларов. Я вспоминаю с улыбкой, как нёс спортивную сумку, полную «белочек» по 50 копеек. Иду через проходную, вахтерша спрашивает: «Что ты там в сумке несешь?» Я с серьёзным видом отвечаю: «Деньги». Она, конечно, мне не поверила. Посчитала, что это шутка такая. «Да что ты мне голову морочишь! Показывай». Я открыл сумку – она как увидела, так и села. Мы тогда просто раздавали многим работникам деньги. Думаю, они остались довольны. 

Фото: Jonas Bendiksen

Главной задачей на волне успеха для нас было не растратить все деньги и научиться толково обращаться с финансами. Конечно, можно заработать один раз на трехкомнатную квартиру, отдать за неё все деньги и закончить на этом. А потом трудиться просто служащим в госструктуре или работать всю жизнь по найму. Но для того, чтобы сохранялась стабильность, необходимо соблюдать первое правило – нельзя тратить все деньги со сделки. По-простому, надо иметь заначку. Это такой закон, и он работает. Половину финансов необходимо отложить.

Если вы начали собственный бизнес, надо придерживаться второго правила: на предприятии (на старте) должно быть как минимум на одного человека меньше, чем работы. Условно говоря, начинающему директору нельзя иметь и шофера, и секретаря, и грузчика, если это можно совмещать. При необходимости самому приходится быть и грузчиком, и водителем, и секретарем. Я много встречал ребят в те лихие годы, которые считались достаточно крутыми и вот только-только стали на ноги, а уже и секретарь у них свой, и водитель личный. Да, это престижно с их точки зрения, но с точки зрения перспективы это рано или поздно закончится. Ситуация в 90-е могла поменяться в любой момент, поэтому и нужен буфер, резерв.

Сейчас, оглядываясь назад, кажется, что мне в то время очень повезло. Я раньше тоже так думал. Но таким утверждением можно объяснить любое бездействие – мол, ему повезло, а мне не везет: «Вот мне такие условия, и я тоже сразу бы разбогател». За этим бурчанием скрывается просто лень и нежелание много работать. Американский бизнесмен Арманд Хаммер сказал: «Если я работаю по 14 часов в день и семь дней в неделю, то мне определенно начинает везти». Когда я это прочитал, то понял, почему мне «везет» по жизни.  Проработав много лет в бизнесе, я пришел к выводу: человек в любом возрасте стоит ровно столько, сколько он зарабатывает. И не надо оправдываться, если стоимость мала.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Как копить и не спускать деньги, если у вас нет силы воли

Деньги • Екатерина Ажгирей
Если вы финансово распутны, но очень хотите привести в порядок свои траты и понять, куда уходят деньги, читайте этот текст. Мы обратились за жизненно важным советом к профессионалам – бухгалтерам, а также к людям, которые пользуются специальным софтом для учета расходов и могут объяснить, как вести экономию в Excel.
Популярное