Дайте спокойно обанкротиться! Юристы о «новой» субсидиарной ответственности

Деньги • Ирина Михно
В конце 2017 года президент Лукашенко подписал долгожданный и многообещающий Декрет №7 «О развитии предпринимательства», который внес много изменений в разные сферы деятельности беларусов. В том числе, реформировал субсидиарную ответственность. KYKY вместе с юристами рассказывает, как теперь будут судить учредителей и директоров, которые довели (или просто поспособствовали) компанию до банкротства.

«Субсидиарная ответственность в банкротстве – тема, не теряющая актуальность уже около трех лет. Если раньше собственников и руководителей бизнеса, которые знали о риске субсидиарной ответственности, были единицы, сегодня, наверное, не осталось того, у кого банкротство не ассоциировалось бы с субсидиарной ответственностью», – рассказывает управляющий партнер адвокатского бюро Verdict Екатерина Желтонога. Тема с банкротством компаний начала муссироваться примерно три года назад. Теперь беларуский бизнесмен опасается, что если ему придется забанкротить свою компанию, он может попасть под раздачу из-за субсидиарной ответственности. В теории, Декрет №7 облегчает жизнь всем, кому придется (или уже пришлось) пройти через процедуру банкротства. Но на практике нововведения заработают с 26 февраля, и у юристов есть повод опасаться, почему либерализация может принести и вред. Зная, как сложно бывает понимать речь юристов, в конце каждого пункта мы сделали краткие пояснения, что они хотели сказать.

Как судили за банкротство до Декрета №7

По словам Екатерины, оснований для привлечения к субсидиарной ответственности во время банкротства компании могло быть три:

· Юридическое лицо было исключено из ЕГР (госрегистра) без применения процедуры банкротства;

· Неподача заявления о банкротстве в суд, когда такое заявление должно было быть подано;

· Банкротство вызвано действиями/бездействием лиц, имеющих право давать обязательные для юридического лица указания или как-то определять его действия.

Привлекали к ответственности руководителей обанкротившейся компании (в том числе, даже бывших) и собственников (независимо от того, какая у них доля в бизнесе). Ну и, конечно, ликвидаторов и председателей ликвидационной комиссии и всех других людей, которые имели право давать обязательные указания в компании.

Томас Деманд

«Чаще всего к субсидиарной ответственности привлекают по последнему из вышеперечисленных пунктов. Например, директор не предпринимал действия по взысканию дебиторской задолженности, не обеспечил контроль за деятельностью организации, а участник не обеспечил контроль за деятельностью общества, не принимая участия в общих собраниях участников и других», – поясняет Екатерина Желтонога.

Что хотели сказать юристы: раньше все без исключения боялись субсидиарной ответственности, потому что она висела Дамокловым мечом. Например, вы были директором банка, но потом уволились и перешли вообще в другую сферу и начали писать книги. Через год новых управляющий занесло в кризис, и они решили банкротиться. В таком случае вас реально могли заставить расплачиваться с их долгами, хотя вы больше ногой не ступали за порог этого банка. Продавайте квартиру, машину или что вы там можете продать – и поднимайте с колен то, что вам не принадлежит.

Что нужно было сделать, чтобы тебя наказали

Слово другому эксперту. Партнёр Адвокатского бюро «ВМП Власова, Михель и Партнеры» Ольге Николаева: «Подходы к определению, как именно и какие именно лица «вызвали банкротство», были достаточно широкими. Банкротство могло быть вызвано не только действиями, но и бездействиями, а подлежащая доказыванию связь между такими действиями или бездействиями и банкротством нередко оставалась за кадром. Согласно статистике, большинство исков о привлечении к субсидиарной ответственности удовлетворялись судами, несмотря на часто низкое качество подготовки таких исков и доказательственной базы.

Нередки были случаи, когда директор компании мог отвечать за долги, образовавшиеся до его вступления в должность, а, к примеру, российский учредитель узнавал о привлечении себя к субсидиарной ответственности только от судебного пристава России».

Но, справедливости ради, мы попросили юристов описать условия, при которых предпринимателей обычно наказывали. Екатерина Желтонога описала совокупность фактов, необходимых для привлечения к субсидиарной ответственности в банкротстве:

1. Наличие «лица», которое имеет право давать обязательные для организации указания. Например, директор.
2. Наличие виновных действий или бездействий. Например, кто-то совершает невыгодную сделку от организации, из-за неисполнения которой образовывается задолженность.
3. Явна причинно-следственная связь между действием/бездействием, «лицом» и банкротством. Например, образовавшаяся задолженность привела к банкротству.
4. И недостаточность имущества для удовлетворения требований кредиторов. Например, имущества, которое осталось у организации не хватает, чтобы погасить все свои долги.

Что хотели сказать юристы: если вы были директором, вас особо не спрашивали, признаете ли вы вину в разорении компании. А еще субсидиарка настигала новых менеджеров и владельцев, как кровная месть: прежние долги и проблемы переходили тем, кто взялся вести этот бизнес дальше.

Что изменится, когда Декрет №7 вступит в силу 26 февраля

Декрет №7 коренным образом изменил подходы к привлечению к субсидиарке – теперь руководителей будут привлекать к ответственности только в том случае, если банкротство вызвано их умышленными действиями. То есть, чтобы обвинить человека в долгах компании, в суде нужно будет доказать, что банкротство наступило из-за конкретных действий именно этого человека, совершая которые, он осознавал, что могут случиться негативные последствия. В том числе – невозможность компаний расплатиться перед кредиторами по своим долгам.

Фото: Аккара Нактамна

«На наш взгляд, нововведение должно защитить участников компании, не принимающих решений, влекущее банкротство компании, от субсидиарной ответственности, наступающей просто по факту наличия статуса участника, а также (мы не шутим) добросовестных предпринимателей по духу, совершающих сделки без умысла довести компанию до банкротства. Иммунитетом будут обладать также и бывшие директора, если непосредственно их действия не привели к неплатежеспособности. До вступления в силу декрета предыдущий и новый директор могли быть привлечены совместно.

Более того, неподача или несвоевременная подача заявления о банкротстве теперь не противоречит норме Декрета №7, имеющей большую юридическую силу по сравнению с Законом банкротстве. В то же время нормы Декрета №1 «О государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования», о субсидиарной ответственности лиц, которые нарушили требования законов, регулирующих порядок ликвидации юрлица (в результате которых юридическое лицо было исключено из ЕГР без процедуры банкротства) продолжают самостоятельно действовать», – объясняет Ольга.

Екатерина объясняет, в чем подвох нововведения: «Мы считаем, Декрет изменил только основание привлечения к субсидиарной ответственности лиц, имеющих право давать указания (учредителей, директоров и так далее). Однако, Верховным Судом Республики Беларусь высказано мнение, что норма Декрета заменяет все основания, установленные Законом о банкротстве. Мы же считаем, что Декрет напрямую не регулирует, а, следовательно, и не устраняет возможную ответственность за несвоевременную подачу заявления о банкротстве в силу прямого указания на это в Закона о банкротстве. Кроме того, нужно учитывать, в отсутствие ответственности за несвоевременную подачу заявления о банкротстве, норма о необходимости подачи заявления вообще не будет иметь механизма побуждения к ее исполнению. По нашему мнению, меняется только одно основание для привлечения к ответственности (предусмотренное законом): исключается ответственность контролирующих лиц организации за бездействие и неосторожные действия, ставшие причиной банкротства. Остальные основания применяются без изменений».

Фото: Elif Biradli

В подтверждение своих слов Екатерина приводит выдержки из Декрета №7:

«Пункт 5.6. Декрета: собственник имущества юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), его учредители (участники) или иные лица, в том числе руководитель юридического лица, имеющие право давать обязательные для этого юридического лица указания либо возможность иным образом определять его действия, несут субсидиарную ответственность при недостаточности имущества юридического лица только в случае, если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц».

Что хотели сказать юристы: теперь наказывать субсидиаркой будут только тех, кто «умышленно» привел компанию к банкротству или долгам. Если кто-то захочет обвинить вас в том, что это вы разорили свой банк, клуб, прачечную или молокозавод, придется сначала доказывать, что вы своими действиями реально вредили предприятию. Условно, если компания была в долгах, а вы целый год приходили в офис попить кофе, а вместо подставки, чтобы не марать стол, использовали бумажные претензии о неуплате аренды, то вам есть, что предъявить. Если вы ушли из компании или еще даже не начали в ней работать или если вы имеете долю в компании, но не принимаете там никаких решений – вы чисты и спать можете спокойно.

Узкие места закона

Теперь субсидиарная ответственность руководителей и собственников организаций и иных лиц может наступать только в случае умышленных действий таких лиц. Иными словами, для наступления ответственности целью действий соответствующих лиц должно являться наступление банкротства. Исключается субсидиарная ответственность за неосторожные действия, ставшие причиной банкротства. Например, директор заключил сделку, ставшую причиной банкротства, так как контрагент был ненадежный, имел множество долгов, но, допустив неосторожность, директор не проверил контрагента и не знал эту информацию.

По нашему мнению, такие изменения несправедливо исключают субсидиарную ответственность «бросивших» организацию участников и руководителей.

К примеру, директор перестал заниматься делами компании и уехал жить в другую страну, а у организации образовались долги, что привело к банкротству. Безусловно, можно привести множество примеров несправедливого привлечения к субсидиарной ответственности за бездействия (участник, у которого доля в бизнесе – 1%, не принимал участия в общих собраниях участников, и его привлекли к субсидиарной ответственности за бездействие, выразившееся в необеспечении контроля за деятельностью организации). Мы же считаем, что проблема не в привлечении за бездействие, а в неустановленности причинной связи между бездействием и банкротством. Ведь в приведенном примере банкротство явно возникло не из-за отсутствия участника с долей 1% на собрании.

Фото: Дэвид Лашапель

Остается ожидать, что правоприменительная практика пойдет по наиболее разумному пути, обеспечивающему принятие справедливых решений, защищающих и интересы кредиторов, и интересы должников». P.S. подробнее об этой теме Екатерина расскажет на антикризисном форуме.

Что хотели сказать юристы: есть вероятность, что несправедливость в наказании субсидиарной ответственностью все равно останется, только уже с другой стороны. Если директор, который провалил бюджет и влез в долги, успел быстро уволиться и сбежать в Берлин, по новому закону он уже ничего не должен и ни перед кем не отчитывается. Как всегда, остается надеяться, что законодатели будут индивидуально разбирать каждый случай. Но судя по всему, сбежавшие владельцы, которые успели расторгнуть контракт, обретают неприкосновенность и вечный покой.

По каким правилам будут разбираться старые дела

Несмотря на то, что до вступления Декрета в силу осталось буквально пару недель, никто не знает, по каким нормам (старым или новым) будут вестись дела, которые уже находятся в производстве, но еще не закрыты. Есть версия, что после 26 февраля все же будут использоваться только новые правила. Но это только версия. «В законодательстве Беларуси установлен следующий принцип: если новая норма смягчает или отменяет ответственность, она имеет обратную силу. Аналогичный подход ранее применялся судами в случаях с иными нововведениями. Поменяется ли практика – покажет время, но полагаем, применение Декрета к «ситуациям из прошлого», было бы и справедливым решением, и законным», – подытожила Ольга.

Что хотели сказать юристы: сразу после начала работы новых правил ничего не поменяется, потому что старые дела пока (судя по всему) будут разбирать по прошлогоднему закону. Да и ассимиляции нового либерального Декрета с реальной жизнью придется подождать. Вот и получается, что беларус снова становится заложником иронии: ему пообещали, что будет лучше, но он даже не знает, бояться или радоваться.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме

Как найти крутого лидера и собрать рабочую команду. Советуют Хусаенов, Центер и Кислый

Деньги • редакция KYKY
Если вы занялись бизнесом, чтобы избавиться от своих проблем, то я вас поздравляю: проблемы в бизнесе будут постоянно, и вы превратитесь в профессионального решателя проблем. Бизнесмен Олег Хусаенов и команда «Зубр Капитал» составили учебник для предпринимателя и назвали его «Все компании счастливы одинаково». KYKY выбрал для читателя самые главные и общеприменимые главы – о поиске топа и команды. Разве не полезно, когда советы дают такие мастодонты?
Популярное